Сказка – ложь, да в ней намек

Самый процветающий культурный центр Ростова-на-Дону – Музыкальный театр – является практически единственным местом в городе, где можно прикоснуться к таким видам искусства как опера и балет.

1919 год стал знаменательным: он является официальной датой рождения театра музыкальной комедии (первоначальное название нынешнего Музыкального театра). По символическому совпадению, месяц спустя, в октябре этого же года, Сергей Прокофьев заканчивает партитуру своей замечательной комической оперы «Любовь к трем апельсинам» по мотивам сказки Карло Гоцци.

Сказочный мир привлекал композитора на протяжении всего творчества. Произведения таких великих сказочников как Андерсен, Перро, Гоцци обрели вторую жизнь благодаря музыке Сергея Прокофьева. Именно сказка стала сюжетной основой произведений различных жанров: и камерно-инструментального («Легенда», «Сказки старой бабушки»), и вокального («Гадкий утенок»), и симфонического («Петя и волк»), и балета («Золушка», «Каменный цветок»), и оперы («Любовь к трем апельсинам»).

Композитор с помощью остроумной и ироничной сказки Гоцци осмеивает устоявшиеся оперные штампы, избитую сюжетику, сценические ситуации, приемы оперной выразительности. Кроме того, он утверждает жизнерадостное, оптимистическое начало, доказывая, что человек способен преодолеть свои слабости и обрести духовное здоровье.

Рядом с яркими, красочными образами оперы «Любовь к трем апельсинам», завораживающими фантастическими сценами, забавными ситуациями невольно вспоминаются комические образы опер Н. А. Римского-Корсакова – «Золотой петушок», «Сказка о царе Салтане», «Кащей».

Основу драматургии «Апельсинов» составляют три группы действующих лиц. Это реальные персонажи (Король, Принц, Леандр, Клариче и т. д.), волшебники (Маг Челий, Фата Моргана) и «представители публики» (Чудаки, Лирики, Комики, Трагики, Пустоголовые). В каждой из них возникаю конфликты, противостояния, что приводит к различным интригам.

Впервые Большой театр осуществил постановку этой оперы в 1927 году в Москве. Вторая постановка увидела свет в 1997-м. И вот теперь, спустя ровно 80 лет, ростовчанам посчастливилось увидеть оперу в этом, современном варианте на сцене Ростовского музыкального театра.

Первое, что не может проскользнуть мимо взгляда при входе в театр – это 230-килограммовый рояль из белого шоколада, стилизованный под здание Ростовского музыкального театра. Этот сладкий шедевр был подарен театру московской шоколадной фабрикой «Аризона» по случаю открытия 77-го театрального сезона. Такую великолепную работу выполнил архитектор-технолог Алдис Бричевск.

…Полный зал зрителей в предвкушении чего-то яркого, веселого и фантастического… Их ожидания оправдались. Постановщикам прекрасно удалось воссоздать тот феерически-сказочный мир, задуманный композитором. В декорациях присутствуют элементы абстракционизма и кубизма, что отвечает вкусам времени создания оперы. Большую роль в создании характерных образов сыграли костюмы. Сначала перед зрителями предстали так называемые представители темных сил: коварные злодеи Клариче в черном комбинезоне с надутыми рукавами и Леандр в злодейской накидке. Затем такая же грозная Фата Моргана и благородный джентльмен Маг Челий. Но наиболее запомнилась Кухарка с ее пышными обнаженными достоинствами, слегка прикрытыми миниатюрным фартучком. Как только она появилась на горизонте, зал взорвался бурным смехом. Хотя балетная пачка на не очень худощавом Труффальдино тоже не уступала ей по комическому эффекту.

Но все же первую волну восхищения вызвали оркестр (под управлением заслуженного артиста России Александра Титова) и хор (под управлением заслуженного артиста России Валерия Борисова, Александра Критского и Юлии Молчановой).

Долгое время эту оперу игнорировали постановщики. Причин на это было достаточно. Но режиссеру Питеру Устинову (Великобритания) и художнику Олегу Шейнцису удалось справиться с этой нелегкой задачей. Они создали поистине живую и праздничную атмосферу спектакля. Здесь и забавные ситуации, и заразительный смех, и лирика, и коварная интрига злодеев. То, что происходило на сцене, могло оставить равнодушным, пожалуй, одного только насупленного Принца-ипохондрика, и то до поры до времени. Хотя заслуга в этом принадлежит не только постановщикам, но и исполнителям. Благодаря высокому артистизму, им удалось установить контакт со зрителями. Но наиболее войти в образ своего героя удалось Сергею Гайдею. Всеми средствами – мимикой, манерами, вокалом – он лепил образ Принца-несмеяна. Великолепен также Борис Бежко в роли злой и жадной Кухарки.

А вот роль королевского шута Труффальдино, на мой взгляд, не очень подошла Вячеславу Войнаровскому. Несмотря на то, что он делал все возможное для создания комического образа, ему это удавалось меньше, чем приближенному Короля – Панталону. Вот он действительно сумел рассмешить публику своим клоунским видом и поведением.

Если говорить о вокально-исполнительских качествах артистов, то в целом опера звучала на высоком уровне. Но и здесь наиболее выделились некоторые участники. Я имею в виду Евгению Сегенюк (племянница короля Клариче) с прекрасным бархатным меццо-сопрано и Бориса Бежко с не менее прекрасным басом. Особенно красиво и звучно прозвучали у него низкие ноты. Казалось, что он мог заглушить весь оркестр. Очень гармонично позвучали дуэтные номера Клариче и Леандра (Юрий Веденеев).

Опера изобилует балетными номерами. Они-то и помогли, благодаря балетмейстеру Михаилу Кислярову, во многом создать ту легкую, живую, веселую обстановку, которая так важна для подобного жанра оперы. Прежде всего, это танец на балу, где шутками и смехом пытаются вылечить бедного Принца. И, как оказалось, небезрезультатно.

Очень интересной и остроумной оказалась находка режиссера в сцене карточной игры двух волшебников – Фаты Морганы и Мага Челия. В качестве колоды карт перед нами предстали смешные танцующие человечки. Несмотря на то, что эта сцена предполагает мрачную атмосферу, забавный танец карт вносит элемент комизма.

Сквозь призму сказки, содержащую в себе определенную мораль, мы узнаем реальную жизнь. Все комические герои оперы, ситуации и коллизии являются отражением действительности. И, наверное, многие из нас могут узнать себя в образе того или иного персонажа, а значит посмотреть на себя со стороны. Нам есть над чем подумать!

Марина Дьяченко