«Пусть грянет пир! Пусть царствует любовь!»

Трагических событий переплет
И прерванное смертью столкновенье
Любви с жестокой ненавистью – вот
Сюжет двухчасового представленья.
А то, что трудно выразить словами,
Мы лучше разыграем перед вами.
В. Шекспир

… Я придерживаюсь того мнения, что
композитор, как и поэт, прежде всего
обязан воспевать жизнь…
С. Прокофьев

Теплый вечер. Звездное небо. Большая желтая луна освещала верхушки деревьев, на которых только начали распускаться листочки. В парке на лавочке так мило в обнимку сидели влюбленные, которые о чем-то ворковали. Я пришла домой. В душе моей просыпалась весна. В воздухе все еще ощущался запах только зацветшего абрикосового дерева. Это и есть аромат весны – такой свежий и нежный.

Я опустилась на диван и прикрыла глаза. Вдруг в комнату вошел мужчина лет пятидесяти. Увидев его, я подумала, что где-то неподалеку карнавал или праздник эпохи Возрождения. Он был одет в роскошный ярко бордовый кафтан, расшитый золотом, под ним рубаха с пышными рукавами. Поверх кафтана свисала черная накидка из тяжелой ткани, которая крепилась под роскошным белым воротником. Панталоны отделаны яркой тесьмой и зашнурованы необычным узором. Таким же узором отличался и пояс, сплетенный из плотного кожаного жгута и украшенный жемчугом с металлическими вставками. Шикарная шляпа с поднятыми вверх полями, украшенная лентами, мехом и пером сбоку. Из-под шляпы виднелись седые ухоженные локоны до плеч. «Кто Вы? Как Вас зовут?» – спросила я. «Меня зовут Вильям, – сказал загадочный незнакомец, – я хочу показать тебе кое-что, пойдем скорее, а то все пропустишь!» Несколько смутившись, я последовала за ним.

Не успела я оглянуться, как мы оказались в музыкальном театре. Вокруг сидели дамы в пышных платьях самых разных фасонов и расцветок. Небольшой ветерок, который шел от легкого покачивания вееров, слегка касался мягких перьев и меха на их необычных по форме шляпках. Они перешептывались со своими кавалерами, одетыми в том же стиле, что и Вильям. «Не отвлекайся, смотри, сейчас начнется…» – сказал он тихо.

Зазвучала музыка, и я поняла, что это Прокофьев, «Ромео и Джульетта». Оркестр под управлением Алексея Шакуро необыкновенно ярко, чисто и эмоционально провел тему любви, грациозно и лукаво обрисовался образ Джульетты. А не тот ли это самый Вильям?! Боже! Это же Шекспир! Я повернулась к нему, но Вильяма и след простыл. Тем временем открылся занавес. Потрясающие по своей красоте и яркости декорации окунули меня в атмосферу XIV века – века знаменитых художников эпохи Ренессанса: Леонардо, Микеланджело, Рафаэля.

Но вот появились артисты балета. Первая массовая сцена сразу же производит впечатление. Красивые, яркие костюмы, соответствующие основной идее постановки, и актерская игра танцоров приводит в настоящий восторг! Какая пластика! Все это напоминало пир сочных красок и колоритных образов.

Из калейдоскопа колоритных костюмов и масок появляются Ромео и Меркуцио. Кто из них кто – пока не понятно. Но вот, шутливо и непринужденно один из них умыкает пару масок для того, чтобы попасть на маскарад к Капулетти, и мы понимаем, что этот забавный юноша – Меркуцио, в роли которого Константин Ушаков. Тонкая актерская игра вместе с безукоризненной техникой невероятной яркости и четкости, как того требует эта одна из самых сложных ролей в балете. Гран-плие, кабриоль, пируэты, а также акробатически выполненное «колесо» – отнюдь не полный перечень технических эффектов в партии Меркуцио. Ромео – красивый молодой юноша, роль которого исполнял Олег Сальцев, отличался не менее блестящей техникой, подкрепленной яркой эмоциональностью, чувственностью наряду с решимостью и отвагой.

И наконец-то юная красавица Джульетта в исполнении Елизаветы Мислер – задорная и грациозная, юная и беззаботная, она порхает по сцене как пушинка, демонстрируя великолепную технику и пластичность. По-настоящему комична Кормилица (Олеся Колесова): почти во всех сценах, где она появляется, в зале раздается смех. Молодая балерина по-актерски точно справляется с образом пожилой и неуклюжей женщины.

Самые трогательные моменты в балете – поцелуй на балу и сцена у балкона. Как поразительно эмоционально открыто выражены чувства в движениях артистов! А музыка! С необычайной щедростью обрисовал композитор мир душевных состояний Ромео и Джульетты, особенно Джульетты, превращающейся из беспечной девочки в сильную любящую женщину. В соответствии с замыслом Шекспира, дан образ Ромео: вначале его охватывают романтические томления, затем он проявляет пламенную пылкость влюблённого и отвагу бойца. Па-де-де Ромео и Джульетты, этот великолепный дуэт влюбленных трогает до глубины души. Я сама не заметила, как у меня на глазах появились слезы.

При этом не менее яркими были и другие артисты. Мать Джульетты (Полина Шаханова) особенно хороша в сцене гибели Тибальда – пронзительно-скорбная и в то же время экспансивная; выразительной пластика не мешает даже шикарный, но громоздкий костюм. Тибальд (Анбрей Рябов) великолепен в сцене поединка с Меркуцио. Падре Лоренцо не выдавал виртуозных фуэте, но этого и не требовалось.

Потрясающее действо, великолепная музыка! Все это было достигнуто трудами и усилиями многих талантов. Это хореограф-постановщик, народный артист России Алексей Фадеечев, дирижер-постановщик Павел Клиничев, художник-постановщик, заслуженный художник России Вячеслав Окунев, а также декораторы, костюмеры, гримеры и многие другие.

Зал взорвался аплодисментами, криками «Браво!». И вдруг все начало расплываться, и я очутилась вновь в своей комнате на диване. Я поняла, что спала, и это был лишь сон. Я была счастлива, потому что снова увидела действо, которое уже пережила сегодня вечером. Перед тем как шла по парку, любовалась природой и с ощущением полного восторга от увиденного вернулась домой.

Вероника Петрий